[Из песочницы] Как я поступал в 18 университетов США

Всем привет. Меня зовут Даниил, и в этой статье я хочу поделиться с вами своей историей поступления в бакалавриат 18 университетов США. В интернете достаточно много рассказов о том, как можно учиться в магистратуре или аспирантуре совершенно бесплатно, но мало кто знает, что возможность получить полное финансирование есть и у студентов-бакалавров. Несмотря на то, что описываемые здесь события происходили давно, большая часть информации актуальна и по сей день.

Основной целью написания этой статьи было вовсе не предоставить полноценный гайд по поступлению в одни из лучших университетов мира, а поделиться собственным опытом со всеми открытиями, впечатлениями, переживаниями и прочими не слишком полезными вещами. Тем не менее, я постарался как можно подробнее описать каждый шаг, с которым придётся столкнуться любому, кто решится выбрать этот нелёгкий и рискованный путь. Получилось достаточно много и содержательно, так что заранее запаситесь чаем и присаживайтесь поудобнее — моя история длиною в год начинается.

Небольшая заметка

Имена некоторых персонажей были умышленно изменены. Глава 1 является вводной и рассказывает о том, как я дошёл до такой жизни. Вы мало что потеряете, если пропустите её.


Глава 1. Пролог


Декабрь, 2016
День третий

Это было обычное зимнее утро в Индии. Солнце ещё толком не успело подняться над горизонтом, а я и ещё куча людей с однотипными рюкзаками уже загружались в автобусы на выезде из Национального Института Науки, Образования и Исследований (NISER). Здесь, неподалёку от города Бхубанешвар в штате Орисса, проходила 10-ая международная олимпиада по астрономии и астрофизике. 

Шли третьи сутки без интернета и гаджетов. По регламенту соревнования, ими было запрещено пользоваться на протяжении всех десяти дней олимпиады во избежание утечки заданий со стороны организаторов. Впрочем, практически никто эту нехватку на себе не ощущал: нас всячески развлекали мероприятиями и экскурсиями, на одну из которых мы все вместе сейчас и направлялись.

Людей было много, и приехали они со всех уголков планеты. Когда мы разглядывали очередной буддистский монумент (Dhauli Shanti Stupa), давным-давно построенный царём Ашокой, ко мне подошли мексикански Геральдин и Валерия, которые собирали в блокноте фразу «I love you» на всех возможных языках (на тот момент было уже около двадцати). Я решил сделать свой вклад и написал наше «я люблю тебя» вместе с транскрипцией, которую Валерия тут же произнесла с забавным испанским акцентом.

«Не так мне представлялся первый раз, когда я услышу эти слова от девушки», — подумал я, посмеялся и вернулся к экскурсии.

Декабрьская международная олимпиада выглядела скорее как затянувшийся пранк: все члены нашей команды уже несколько месяцев учились на программистов, были озадачены грядущей сессией и вообще подзабыли астрономию. Как правило, такие мероприятия проходят летом, но из-за ежегодного сезона дождей было решено перенести соревнование на начало зимы.

Первый тур начинался только завтра, но почти все команды были здесь с самого первого дня. Все, кроме одной — Украины. Мы с Яном (мой тиммейт), как представители СНГ, были больше всех обеспокоены их судьбой и потому сразу же заметили среди толпы участников новое лицо. Украинской командой оказалась девушка по имени Аня — остальные её напарники не смогли добраться из-за внезапного переноса рейса, а тратить ещё больше денег не смогли или не захотели. Захватив её и поляка с собой, мы дружно отправились на поиски гитары. В тот момент я и представить себе не мог, насколько судьбоносной окажется эта случайная встреча.


День четвёртый. 

Никогда бы не подумал, что в Индии бывает холодно. Часы показывали поздний вечер, но наблюдательный тур был в самом разгаре. Нам раздали листки с заданиями (их было три, но первое отменили из-за погоды) и дали пять минут на чтение, после чего мы дружно проследовали в чистое поле и стали неподалёку от телескопов. Нам было положено ещё 5 минут до старта для того, чтобы глаза привыкли к ночному небу. Первым заданием было навестись на Плеяды и расположить по яркости 7 звёзд, пропущенных или отмеченных крестиком. 

Как только мы вышли на улицу, все тут же принялись искать заветную точку на звёздном небе. Каково же было наше удивление, когда почти в том же самом месте на небосводе оказалась… полная Луна! Придя в восторг от предусмотрительности организаторов, мы с парнем из Кыргызстана (вся их команда здоровалась со мной за руку при абсолютно каждой встрече по несколько раз в день) вместе пытались разглядеть хоть что-то. Через боль и страдания, нам удалось таки найти то самое М45, после чего разойтись по телескопам.

У каждого был свой личный проверяющий, на одно задание — пять минут. За дополнительные минуты полагался штраф, так что мешкать было явно некогда. Благодаря оснащённости белорусской астрономии, в телескоп в своей жизни я смотрел аж целых 2 раза (первый из них на чей-то балкон), так что я тут же с видом эксперта попросил засечь время и принялся за работу. Луна и объект были почти в зените, так что приходилось изворачиваться и приседать, чтобы навестись на заветное скопление. Оно триджы убегало от меня, постоянно скрываясь из поля зрения, но с помощью дополнительных двух минут я справился и мысленно похлопал себя по плечу. Вторым заданием было с помощью секундомера и лунного фильтра измерить диаметр Луны и одного из её морей, засекая время прохождения через объектив телескопа. 

Справившись со всем, я с чувством выполненного долга сел в автобус. Было поздно, все были уставшие, и по счастливой случайности я оказался на месте рядом с 15-летним американцем. На задних сидениях автобуса с гитарой расположился португалец (я не большой фанат стереотипов, но все португальцы там умели играть на гитарах, отличались харизмой и пели просто замечательно). Проникнувшись музыкой и волшебством атмосферы, я решил, что нужно бы социализироваться и инициировал разговор:

— «What is the wether like in Texas?» — сказал мой английский.
— «Sorry?»
— «The wether…» — повторил я уже менее уверенно, поняв, что сел в лужу.
— «Ohhh, the weather! You know, it«s kinda…»

Это был мой первый опыт общения с настоящим американцем, и я облажался практически моментально. 15-летнего парня звали Хэган, и техасский акцент делал его речь слегка необычной. От Хэгана я узнал, что он, несмотря на свой юный возраст, не первый раз участвует в такого рода мероприятиях и что подготовка их команды проходила в MIT. На тот момент я слабо представлял себе, что это такое —  несколько раз слышал имя вуза в сериалах или фильмах, но на этом мои скудные познания заканчивались. Из рассказов своего попутчика я больше узнал о том, что это за место и почему он планирует поступать именно туда (казалось, что вопрос того, поступит ли, его совсем не волновал). Мой мысленный список «крутых американских универов», в котором были разве что Гарвард и Калтех, пополнился ещё одним именем. 

Спустя пару тем мы замолчали. За окном была кромешная тьма, с задних сидений раздавались мелодичные звуки гитары, а Ваш покорный слуга, откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза, ушёл в поток бессвязных мыслей.


День шестой. 

С утра до обеда проходила самая беспощадная часть олимпиады — теоретический тур. Завалил я его, кажется, чуть менее, чем полностью. Задачи были решаемые, но катастрофически не хватало времени и, чего греха таить, мозгов. Тем не менее, я не сильно расстроился и не испортил себе аппетит перед обедом, который шёл сразу же за окончанием этапа. Заполнив на шведском столе поднос очередной порцией острой индийской еды, я приземлился на свободное место. Не помню, что именно происходило дальше — то ли мы с Аней сидели за одним столом, то ли я просто проходил мимо, но краем уха я услышал, что она собирается поступать в США. 

И здесь меня затриггерило. Ещё до поступления в университет я часто ловил себя на мысли, что хотел бы пожить в другой стране, и издалека интересовался образованием за рубежом. Поступить в магистратуру куда-нибудь в США или Европу казалось мне самым логичным шагом, и от многих своих знакомых я слышал, что можно получить грант и учиться там бесплатно. Дополнительный интерес во мне пробуждало то, что Аня явно не выглядела как человек, поступавший после школы в магистратуру. В тот момент она была в 11-ом классе, и я понял, что могу узнать от неё много интересного. Кроме того, мне, как мастеру социальных взаимодействий, всегда нужен был железный повод чтобы заговорить с людьми или позвать их куда-то, и я решил, что это мой шанс.

Собравшись с силами и накопив уверенность в себе, я решил выловить её после обеда одну (не получилось) и пригласить прогуляться. Вышло неловко, но она согласилась. 

Ближе к вечеру мы отправились на холм к центру медитации, из которого открывался прекрасный вид на кампус и горы вдали. Когда оглядываешься на эти события спустя столько лет, понимаешь, что переломным моментом в жизни человека может стать вообще что угодно — даже если это подслушанный разговор в столовой. Выбери я тогда другое место, не решись заговорить — и эта статья никогда бы не вышла в свет.

От Ани я узнал, что она состояла в организации «Ukraine Global Scholars», основанной выпускником Гарварда и занимающейся подготовкой талантливых украинцев к поступлению в лучшие американские школы (10–12 класс) и университеты (4 года бакалавриата). Менторы организации, сами прошедшие этот путь, помогали со сбором документов, сдачей тестов (которые они же сами и оплачивали), и написанием эссе. Взамен с участниками программы подписывался контракт, который обязывал их после получения образования вернуться в Украину и проработать в ней 5 лет. Брали туда, само собой, далеко не всех, но большинство из тех, кто доходил до финала, успешно поступали в один или несколько вузов/школ.

Главным откровением для меня было то, что в школы и университеты США вполне реально поступить и учиться совершенно бесплатно, даже если это бакалавриат. 

Первая реакция с моей стороны: «А что, так можно было?»

Оказалось, можно. Более того, передо мной сидел человек, уже собравший все необходимые документы и прекрасно разбирающийся в вопросе. Единственное отличие было в том, что Аня поступала в школу (это часто используют как подготовительный этап перед ВУЗом), однако от неё же я узнал об историях успеха многих людей, которые прокладывали себе путь сразу в несколько университетов Лиги Плюща. Я понял, что огромное количество талантливых ребят из СНГ не поступали в США не потому, что они недостаточно умные, а просто потому, что они даже не подозревали о том, что это возможно.

Мы сидели на холме в центре медитации и встречали закат. Красный диск солнца, слегка заслоняемый проплывающими мимо облаками, быстро опускался за гору. Официально, этот закат стал самым красивым закатом в моей памяти и положил начало новому, совершенно иному этапу моей жизни.

ziz42-eumv6bl9c2oavbord4n18.jpeg

Глава 2. Где деньги, Лебовски?


На этом чудесном моменте я прекращаю мучить вас историями из моего дневника олимпиады, и мы переходим к более трепетной стороне вопроса. Если вы живёте в США или давно интересуетесь этой темой, то большая часть информации в этой главе вас не удивит. Однако для простого парня из провинции вроде меня это была та ещё новость.

Давайте копнём чуть-чуть глубже в финансовый аспект образования в штатах. Для примера, возьмём известный всем и каждому Гарвард. Стоимость года обучения на момент написания статьи составляет $73,800-$78,200. Сразу замечу, что я из простой крестьянской семьи со средним достатком, поэтому сумма эта для меня неподъёмная, как и для большинства читателей.

Многим американцам, кстати, такая стоимость образования тоже не по карману, и существует несколько основных способов покрыть расходы:

  1. Student Loan a.k.a. студенческий займ или кредит на образование. Бывают государственные и частные. Этот вариант довольно популярен среди американцев, но нас он не устраивает хотя бы по той причине, что для большинства международных студентов он недоступен.
  2. Scholarship a.k.a. стипендия — определённая сумма, выплачиваемая частной или государственной организацией студенту сразу или частями на основе его достижений.
  3. Grant — в отличие от стипендий, которые в большинстве случаев merit-based, выплачивается на need-based основе — вам дадут ровно столько денег, сколько вам не хватает до полной суммы.
  4. Personal Resource and Student Work — деньги студента, его семьи и та сумма, которую он может потенциально покрыть, работая какое-то время при кампусе. Довольно популярная тема для поступающих на PhD и вообще граждан США, но нам с вами рассчитывать на этот вариант не стоит.


Стипендии и гранты часто используются как взаимозаменяемые слова и являются основным способом получения финансирования для международных студентов и граждан США.

Хоть система финансирования и уникальна для каждого университета, возникает примерно один и тот же список часто задаваемых вопросов, на которые я постараюсь ответить ниже.

Даже если мне оплатят учёбу, как я буду жить в Америке?

Именно по этой причине я и поступал в университеты Калифорнии. Местные законы достаточно лояльны по отношению к бездомным, а стоимость палатки и спальника…

Ладно, шучу. Это была нелепая подводка к тому, что американские университеты по полноте предоставляемого финансирования делятся на два типа:

  • Meet full demonstrated need (полное финансирование)
  • Do not meet full demonstrated need (частичное финансирование)

Университеты сами определяют, что для них значит «полное финансирование». Нет какого-то единого американского стандарта, но в большинстве случаев вам покроют учёбу, проживание, питание, деньги на учебники и переезд — всё, что нужно для жизни и комфортной учёбы.

Если взглянуть на статистику того же Гарварда, то окажется, что средняя стоимость обучения (для вас) с учётом всех видов financial aid составляет уже $11.650:

wot7w-5fnbg6pumsxquo7c_x1ry.png

Размер гранта для каждого студента вычисляется исходя из его собственного дохода и дохода его семьи. Если кратко: каждому по потребностям. На сайте ВУЗов обычно есть специальные калькуляторы, которые позволяют оценить размер финансового пакета, который вы получите в случае зачисления.
Возникает следующий вопрос:

А как сделать так, чтобы не платить вообще?

Политика (регулирующая?) того, кто из абитуриентов может рассчитывать на полное финансирование, определяется каждым университетом самостоятельно и размещена на сайте.

В случае с Гарвардом всё очень просто:

«Если доход вашей семьи составляет меньше 65.000$ в год, вы не платите ничего.»

Где-то на этой строчке происходит разрыв шаблона у большинства людей из СНГ. Если кто-то думает, что я взял эту цифру из головы, вот вам скриншот с официального сайта Гарварда:

aqrcw9rgxxx1i-0srawophcjtyw.png

Особое внимание стоит обратить на последнюю строчку — далеко не все ВУЗ«ы в принципе готовы предоставлять такое щедрое финансирование международным студентам.

Опять же, повторюсь: нет единого стандарта того, что включает в себя full demonstrated need, но в большинстве случаев это именно то, что вы думаете.

И вот мы плавно подошли к самому интересному вопросу…

Разве не будут университеты зачислять только тех, у кого есть деньги на обучение?

Пожалуй, это не совсем так. Причины этого мы чуть подробнее рассмотрим в конце главы, а пока что нам с вами пора ввести ещё один термин.

Need-blind admission — политика, при которой финансовое положение абитуриента не берётся в учёт при принятии решения о его зачислении.

Как в своё время мне объясняла Аня, у need-blind университетов есть две руки: первая решает, нужно ли зачислять тебя на основании твоей успеваемости и личных качеств, а уже потом вторая рука лезет в карман и решает, сколько денег тебе выделить.

В случае с need-sensitive или need-aware университетами, ваша возможность оплатить обучение будет напрямую влиять на то, зачислят вас или нет. Стоит сразу заметить несколько возможных заблуждений:

  • Need-blind ещё не означает, что университет полностью покроет ваши расходы на обучение.
  • Даже если need-blind распространяется на иностранных студентов, это ещё не значит, что вы имеете одинаковые шансы с американцами: для вас по определению будет выделено меньше мест, и конкуренция на них будет огромная.

Теперь, когда мы с вами разобрались с тем, какие университеты бывают, давайте сформируем список критериев, которым должен соответствовать универ нашей мечты:

  1. Должен предоставлять полное финансирование (meet full demonstrated need)
  2. Не должен учитывать финансовое положение при принятии решения о зачислении (need-blind)
  3. Обе эти политики распространяются на международных студентов.


Наверное, сейчас вы задумались: «Было бы неплохо иметь список, в котором можно было бы искать университеты по этим категориям».

К счастью, такой список уже есть.

Вряд ли вас это сильно удивит, но в число «идеальных» кандидатов из всего США попадают только семь:

ybdudc-nrfgvevdf3vcajdklshe.png

Стоит помнить, что, помимо финансирования, при выборе университета нужно не забывать про многие другие факторы, которые также играют роль. В главе 4 я приведу подробный список мест, в которые поступал, и расскажу почему выбрал именно их.

В завершение главы хочется немного порассуждать на одну довольно часто поднимаемую тему…

Несмотря на официальную информацию и все прочие доводы, у многих (особенно в связи с поступлением Даши Навальной в Стэнфорд) возникает реакция:

Всё это враньё! Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Вы серьёзно верите, что кто-то будет нахаляву привозить вас из-за рубежа, лишь бы вы учились?

Чудес и в самом деле не бывает. Большинство американских университетов и впрямь не станут платить за вас, но это не значит, что таких нет вообще. Разберёмся опять на примере Гарварда и MIT:

  • Фонд Гарвардского университета, собранный как единое целое из 13,000 индивидуальных фондов на 2017 год составлял 37 миллиардов долларов. Какая-то часть из этого бюджета ежегодно выделяется на операционные расходы, включая зарплаты профессоров и гранты для студентов. Большая часть денег инвестируется под управлением Harvard Management Company (HMC) с return on investment в среднем более 11%. Следом за ним идут фонды Принстона и Йеля, за каждым из которых стоит своя инвестиционная компания. В момент написания этой статьи The Massachusetts Institute of Technology Investment Management Company 3 часа как опубликовала отчёт за 2019 год, с фондом $17.4 миллиарда и roi 8.8%.
  • Большая часть денег фондов пожертвования богатых выпускников и филантропов.
  • По статистике MIT, оплата студентов за обучение составляет лишь 10% прибыли университета.
  • Деньги делаются в том числе на частных исследованиях по заказу крупных компаний.

График ниже показывает, из чего состоит прибыль MIT:

q2vtvk4cdfnotuour4nkwfq4czo.png

Я всё это к чему — при особом желании, университеты в принципе могут позволить себе сделать обучение бесплатным, хоть это и не будет устойчивой стратегией развития. Как гласит цитата одной из инвестиционных фирм:

Расходы из фонда должны быть достаточно большими, чтобы гарантировать, что университет выделяет надлежащие ресурсы своему человеческому и физическому капиталу, но не в ущерб способности будущих поколений делать то же самое.

Они вполне могут и будут инвестировать в вас, если заметят потенциал. Цифры выше это подтверждают.

Несложно догадаться, что конкуренция в такие места нешуточная: лучшие университеты хотят лучших студентов и всеми силами их привлекают. Конечно, поступление за взятку никто не отменял: если отец абитуриента решит пожертвовать в фонд университета пару миллионов долларов, это наверняка перераспределит шансы не самым справедливым образом. С другой стороны, на эти несколько миллионов можно полностью покрыть обучение десятка гениев, которые будут строить ваше будущее, так что кто от такого в проигрыше — решайте сами.

Подводя итог, большинство людей почему-то искренне верят в то, что основной преградой между ними и лучшими университетами США является непосильная стоимость обучения. А истина проста: вы сначала поступите, а бабки не проблема.

Глава 3. Слабоумие и отвага

wd3gpulz3i_jhu3v_nohony37jw.png
Март, 2017

Весенний семестр в самом разгаре, а я лежу в больнице с пневмонией. Не знаю, как так вышло — ходил себе по улице, никого не трогал, а потом внезапно слёг на несколько недель. Не дотянув совсем чуть-чуть до своего совершеннолетия, я очутился в детском отделении, где вдобавок к запрету на ноутбуки царила атмосфера застоя и невыносимой тоски.

Пытаясь хоть как-то отвлечь себя от постоянных капельниц и гнетущих стен палаты, я решил погрузиться в мир художественной литературы и начал читать «Трилогию Крысы» Харуки Мураками. Это была ошибка. Хоть я и заставил себя закончить первую книгу, на остальные две мне не хватило ментального здоровья. Никогда не пытайтесь сбежать от реальности в мир, который ещё более уныл, чем ваш. Я поймал себя на мысли, что с начала года не читал ничего, кроме своего дневника времён олимпиады.

Кстати об олимпиаде. Медалей я, к сожалению, не привёз, зато привёз кладезь ценной информации, которой срочно нужно было с кем-то поделиться. Почти сразу после прилёта, я написал паре своих школьных товарищей-олимпиадников, которые по стечению обстоятельств тоже интересовались учёбой за рубежом. После небольшого совещания в кафе накануне нового года мы принялись исследовать вопрос глубже. У нас даже появилась беседа «Абитуриенты MIT», в которой общение было только на английском, хотя из троих в итоге поступал только я.

Вооружившись гуглом, я начал свои поиски. Мне попадалось много видео и статей о магистратуре и аспирантуре, но я очень быстро обнаружил, что нормальной информации о поступлении в бакалавриат из СНГ практически нет. Всё, что нашлось тогда — ужасно поверхностные «гайды» с перечислением тестов и ноль упоминаний того, что вообще-то можно получить грант.

Спустя время мне на глаза попалась статья Олега из Уфы, который делился своим опытом поступления в MIT.

Хоть в ней и не было хэппи энда, было самое главное — реальная история живого человека, который прошёл это всё от начала и до конца. Такие статьи на просторах рунета были редкостью, и за время своего поступления я просканировал её где-то раз пять. Олег, если ты это читаешь — привет тебе и огромное спасибо за мотивацию!

Несмотря на первоначальный запал, в течение семестра мысли о моей авантюре под напором лаб и социальной жизни утратили значимость и отошли на задний план. Всё, что я сделал тогда для осуществления своей мечты, — записался на английский три раза в неделю, из-за чего частенько спал по несколько часов и в итоге оказался в больнице, в которой мы с вами сейчас и находимся.

На календаре было восьмое марта. Мой безлимитный интернет был невыносимо медленным, но кое-как справлялся с соцсетями, и я почему-то решил отправить один из бесплатных подарков ВКонтакте Ане, хоть мы и не общались с ней с января.

nfnv2owdbuhsrxabpm6ae08capo.png

Слово за слово, мы разговорились о жизни и я узнал, что через несколько дней она должна получить ответы касательно своего поступления. Хоть на этот счёт не существует каких-то строгих правил, большинство американских школ и университетов публикуют решения примерно в одно и то же время.
Каждый год американцы ждут середины марта с нетерпением, а многие записывают свою реакцию на письма от университетов, в которых может оказаться как поздравление, так и отказ. Если вам интересно, как это выглядит, то советую прошерстить youtube по запросу «College Decision Reactions» — обязательно посмотрите, чтобы проникнуться атмосферой. Специально для вас я даже подобрал особенно яркий пример:

С Аней в тот день мы проговорили до самой ночи. Я снова уточнял, какие штуки мне придётся сдавать и правильно ли я представляю себе весь этот процесс. Задавал кучу глупых вопросов, взвешивал всё и просто пытался понять, есть ли у меня вообще шансы. В конце концов, она ушла спать, а я ещё долго лежал и не мог уснуть. Ночь — единственное время в этом аду, когда можно избавиться от бесконечного крика детей и собраться с мыслями о важном. А мыслей было много:

Что я буду делать дальше? Нужно ли мне всё это? Получится ли у меня?

Наверное, такие слова звучали в голове абсолютно каждого здорового человека, который когда-либо решался на подобную авантюру.

Стоит ещё раз обратить внимание на сложившуюся ситуацию. Я обычный студент-первокурсник белорусского университета, который превозмогает второй семестр и кое-как пытается подтянуть свой английский. Передо мной стоит заоблачная цель — поступить на первый курс в хороший американский университет. Вариант с тем, чтобы перевестись куда-то я не рассматривал: для transfer students практически не выделяется финансирование, гораздо меньше мест и вообще нужно уламывать свой университет, так что шансы в моём случае стремились к нулю. Я прекрасно понимал, что если и поступлю, то только на первый курс осенью следующего года. Зачем мне всё это?

Каждый отвечает на этот вопрос по-своему, но я видел для себя следующие плюсы:

  1. Диплом условного Гарварда был явно лучше диплома того места, где я учился.
  2. Образование тоже.
  3. Бесценный опыт жизни в другой стране и наконец-то свободный английский.
  4. Связи. По словам Ани, это чуть ли не основная причина, по которой все поступают — с тобой будут учиться умнейшие люди со всех уголков планеты, многие из которых потом станут миллионерами, президентами и бла бла бла.
  5. Отличная возможность ещё раз оказаться в той мультикультурной атмосфере умных и целеустремленных людей со всего мира, в которую я погрузился на международной олимпиаде и по которой иногда тосковал.


И здесь, когда слюни радостно начинают стекать на подушку от предвкушения счастливых студенческих будней, подкрадывается ещё один ехидный вопрос: а есть ли у меня вообще шансы?

Что же, тут всё совсем не так однозначно. Стоит иметь в виду, что в лучших американских университетах нет никакой системы «проходных баллов» или списка пунктов, по которым вас гарантированно зачислят. Более того, приёмная комиссия никогда не комментирует принятые ею решения, что делает невозможным понять, что именно привело к отказу или зачислению. Помните об этом, когда будете натыкаться на услуги «людей, которые знают, как именно поступить, и помогут вам за скромную сумму».
Историй успеха слишком мало для того, чтобы однозначно судить о том, кого возьмут, а кого нет. Конечно, если вы двоечник без увлечений и с плохим английским, то ваши шансы стремятся к нулю, а если вы? золотой медалист международной олимпиады по физике, то университеты сами начнут связываться с вами. Аргументы вроде «я знаю парня, у которого *список достижений*, и его не взяли! Значит, и тебя не возьмут» тоже не работают. Хотя бы потому, что критериев помимо академической успеваемости и достижений гораздо больше:

  • Сколько денег отведено на стипендии международным студентам в этом году.
  • Какая конкуренция в этом году.
  • То, как вы напишете свои эссе и сможете «п (р)одать себя» — многие игнорируют этот пункт, но он является крайне важным для приёмной комиссии (о чём говорят буквально все).
  • Ваша национальность. Ни для кого не секрет, что университеты активно стараются поддерживать diversity среди своих студентов и охотнее берут людей из мало представленных стран (по этой причине африканским абитуриентам поступить будет проще, чем китайцам или индусам, которых ежегодно и так огромный поток)
  • Кто именно будет в этом году в приёмной комиссии. Не забывайте, что они тоже люди и один и тот же кандидат может произвести абсолютно разное впечатление на разных сотрудников университета.
  • То, в какие ВУЗы и на какую специальность вы подаётесь.
  • И ещё миллион других.

Как видите, в процессе поступления есть слишком много случайных факторов. В конце концов, судить «какой кандидат нужнее» будут там, а ваша задача — проявить себя на максимум. Что же именно заставило меня поверить в себя?

  • У меня не было проблем с оценками в аттестате.
  • В 11 классе у меня был абсолютный первый диплом на республиканской олимпиаде по астрономии. Наверное, я больше всего делал ставку именно на этот пункт, так как его можно было продавать как «лучший в своей стране». Повторюсь ещё раз: никто не может однозначно сказать, что с заслугой X вас возьмут или развернут. Кому-то ваша бронза на межнаре покажется чем-то обыденным, но заденет душераздирающий рассказ о том, как вы сквозь кровь и слёзы завоевали шоколадную медаль на утреннике в детском саду. Я утрирую, но суть ясна: то, как вы подадите себя, свои достижения и свою историю играет ключевую роль в том, сумеете ли вы убедить читающего бланк человека в своей неповторимости.
  • В отличие от Олега, я собирался не повторять его ошибок и подавать сразу в несколько (по итогу, 18) вузов. Это заметно увеличивает вероятность успеха хотя бы в одном из них.
  • Так как сама идея поступать в США из Беларуси казалась мне безумной, я был практически уверен в том, что не встречу большой конкуренции среди соотечественников. Надеяться на это не стоит, но негласные этнические/национальные квоты тоже могли сыграть мне на руку.

Кроме всего этого, я всячески пытался хотя бы примерно сравнить себя с поступившими знакомыми Ани или Олегом из статьи. Особой пользы я из этого не извлёк, но в конце концов решил, что на основании моих академических достижений и личных качеств у меня есть хоть какая-то ненулевая вероятность поступить куда-то.

Но этого мало. Все эти призрачные шансы могли появиться только при условии того, что я идеально сдам все тесты, к которым ещё и готовиться надо, напишу отличные эссе, подготовлю все документы, включая рекомендации учителей и переводы оценок, не совершу какую-нибудь глупость и успею всё к дедлайнам накануне зимней сессии. А всё для чего — чтобы бросить на половине пути свой текущий университет и снова поступить на первый курс? Так как я не гражданин Украины, я не смогу стать частью UGS, но буду с ними конкурировать. Мне придётся в одиночку пройти весь путь от начала и до конца, скрывая сам факт своей учёбы в ВУЗе и не понимая, в правильном ли направлении я двигаюсь. Мне придётся убить кучу времени и сил, потратить немало денег — и всё это только ради того, чтобы получить шанс осуществить мечту, которой ещё пару месяцев назад не было и в помине. Стоит ли оно того, в самом деле?

На этот вопрос я ответить не мог. Однако, помимо мечтаний о светлом будущем, во мне зарождалось куда более сильное и навязчивое чувство, от которого я никак не мог избавиться — боязнь того, что я упущу свой шанс и буду об этом жалеть.
Нет, самое страшное — я никогда даже не узнаю, была ли на самом деле у меня эта возможность радикально изменить свою жизнь. Я боялся того, что всё окажется зря, но ещё больше боялся струсить перед лицом неизвестности и упустить момент.

В ту ночь я дал себе слово: чего бы мне это ни стоило, я дойду до конца. Пускай мне откажет абсолютно каждый университет, в который я подам документы, но я добьюсь этого отказа. Слабоумие и отвага переполняли вашего верного рассказчика в тот час, но в итоге он успокоился и пошёл спать.

Спустя пару дней мне в ЛС пришло вот такое сообщение. The game was on.

8hzqqcatxuwusmccyahqhpqi-dq.png

Глава 4. Составляем списки


Август, 2017

Вернувшись из многочисленных путешествий и отдохнув от сессии, я решил, что пора начать делать что-то до того, как началась учёба. В первую очередь нужно было определиться со списком мест, в которые я собирался подаваться.

Самая рекомендуемая стратегия, которая часто встречается, в том числе и в гайдах для магистратуры, — выбрать себе N университетов, 25% из которых будут «ВУЗами вашей мечты» (вроде той же лиги плюща), половина будет «середнячков», и оставшиеся 25% будут safe-вариантами на тот случай, если не удастся попасть в первые две группы. Число N обычно варьируется от 8 до 10, в зависимости от вашего бюджета (об этом позже) и времени, которое вы готовы потратить на подготовку заявок. В целом, это неплохой метод, однако в случае со мной у него был один фатальный недостаток…

Большая часть средних и слабых универов попросту не предоставляет полное финансирование для международных студентов. Давайте ещё раз вспомним, какие университеты из главы 2 являются нашими идеальными кандидата

© Habrahabr.ru