Почему система «умного» дома от белорусских производителей сперва оказалась непопулярной — Сооснователь компании Nero Electronics о важности «дружелюбного» дизайна


Редакция vc.ru пообщалась с Павлом Прохоровым — сооснователем белорусской компании Nero Electronics, которая с конца 90-х годов производит системы «умного дома» Nero. Предприниматель рассказал об истории компании, а также о том, как отсутствие дружелюбных пользовательских интерфейсов тормозит распространение технологии на постсоветском пространстве.

Павел Прохоров

«Моя судьба была предрешена еще в детстве, — рассказывает сооснователь и заместитель директора по науке и технике белорусской компании Nero Павел Прохоров. — У меня родители — радиоинженеры. Еще в детском саду папа делал мне машинки с моторчиком, а во втором классе я уже сам собрал проигрыватель для грампластинок».

В восьмом классе Прохоров сконструировал переносной телевизор и уже твердо решил, что будет поступать в радиотехнический институт, а затем откроет свою компанию. «Советский Союз уже разваливался, появились частные кооперативы, и я понимал, что этим можно заработать на жизнь», — рассказывает он.

В середине 1990-х годов, когда Прохоров заканчивал институт, в Белоруссии появились первые рольставни. В Россию и другие страны СНГ они попадали именно благодаря белорусским производителям. В то время лидером была компания «АФА». Ее представители обратились к сокурснику Прохорова Игорю Боброву и предложили разработать электронные компоненты для управления рольставнями. Бобров пригласил в проект Прохорова. В 1995 году они создали компанию «Скетч», которая позднее превратилась в Nero Electronics.

96900_original.jpgИгорь Бобров (слева) и Павел Прохоров, 1995 год

«Мы считали, что если удастся сделать даже 20 роллетных приборов и продать их — будем обеспечены на всю жизнь, — рассказал Павел Прохоров в интервью изданию Dev.by. — Вся автоматика: пульты, блоки, таймеры — была крайне дорогой. Один прибор французской фирмы Somfy — ведущей в мире роллет — стоил тогда $128. Для сравнения, зарплаты у моих родителей были по $20, а сам я получал $40 — подрабатывал водителем в коммерческой фирме на собственных «Жигулях».

Постепенно электроника Nero становилась более функциональной. «Благодаря датчикам освещения наши системы могут, например, приспускать ставни утром, чтобы солнце не светило в глаза, и все в автоматическом режиме», — рассказывает Прохоров.

Центральный пульт управления системой «умного» дома Nero-1

В конце 1990-х годов компания стала задумываться о проекте «умного» дома. В 2000 году фирма разработала систему Nero-1, которая позволяла управлять освещением, подогревом пола и рольставнями с одной консоли, причем устройство посылало сигналы приборам по бытовым электросетям, то есть потребителям не нужно было штробить стены и закладывать дополнительные провода. «Такая система строится на технологии PLC — Power Line Communication. Мы запатентовали собственный протокол передачи данных», — рассказывает Павел.

Кроме того, эта технология используется в новых счетчиках электроэнергии, которые при помощи PLC могут отправлять показания напрямую поставщику ресурсов, рассказывает Прохоров. — «Смарт-счетчики защищены от взлома, от магнита, и сигнализируют обо всех действиях потребителя. И наоборот, если ресурсоснабжающая организация не обеспечивает должного напряжения, то счетчик это фиксирует, и может не тарифицировать некачественно поставленную электроэнергию».

Пластиковые корпуса для компонентов системы «умного» дома Nero покупала у немецкой компании Royal, которая позднее стала дистрибьютором белорусской продукции на европейском рынке. «Мы закупали у немцев только пластик и вставляли туда свою начинку. Корпус был один, но мы хотели развить линейку приборов — выключатель для рольставней, выключатель для света, панель сценариев и так далее. Немцы взялись помочь».

Я в начале 2000-х протестировал Nero-1 на себе. Я установил ее и понял, что она непрактичная — кнопки на панели управления маленькие, по нужной не попадешь, особенно в темноте, чтобы включить свет. Уже тогда было понятно, что обилие кнопок — это ерунда и не нужно.

— Павел Прохоров

В 2005 году немецкая Royal предложила разработать корпуса для нового продукта умного дома — Nero-2 — при помощи своих штатных дизайнеров. Результат работы сперва понравился Прохорову, но затем обнаружились недостатки. «Тогда мы, наверное, не разбирались в дизайне, потому что сейчас ясно, что сделали они не очень хорошо: устройство получилось с мелкими кнопками, которые туго нажимались», — поясняет Прохоров.

Центральный пульт управления системой «умного» дома Nero-2

По словам Прохорова, в неудаче исполнения продукта отчасти виновата и сама Nero, потому что инженеры стремились сделать продукт максимально функциональным, ради чего пришлось принести в жертву удобство использования. Он соглашается, что это следствие советского подхода к созданию техники, при котором считалось, что потребитель должен ознакомиться с инструкцией и разобраться во всех нюансах продукта самостоятельно.

«Поэтому «наша» тема с умным домом так и не стала «темой»: на протяжении всех 2000-х годов процент продаж этой системы был мизерный. Но сейчас эта технология в тренде, и если мы хотим войти в каждый дом, то нам нужно сделать максимально простой продукт, чтобы им могли пользоваться маленькие дети, бабушки-дедушки, которые вовсе не специалисты», — уверен он.

В 2014 году отдел маркетинга компании решил, что из-за популярности устройств «умного» дома и концепции «интернета вещей», продуктам Nero требуется срочный редизайн. Однако квалификации местных дизайнеров было недостаточно, рассказывает Прохоров: «В Белоруссии хороший веб-дизайн и графический дизайн, а вот найти хорошего дизайнера продукта — сложно. Брали фрилансеров, брали фирмы, но результат практически никогда нас не удовлетворял».

То попадался дизайнер-сноб, который говорил: «Делайте вот так и все, я специалист». То попадался еще какой-то, который сделал нам пульт управления длиной полметра. Сказал: «Хорошая вещь должна быть большой».

— Павел Прохоров

Тогда маркетологи компании расширили зону поиска и стали присматриваться к российским и европейским студиям дизайна. Постепенно список потенциальных исполнителей сузился до трех кандидатур. «Все они предлагали примерно одинаковые цены, но благодаря кризису, обвалу российского рубля и схожести менталитета, мы решили решили остановиться на «Студии Артемия Лебедева».

Первый опыт сотрудничества со студией оказался неудачным — дизайнеры представили эскизы, которые не понравились руководству. Проект хотели закрыть, но вмешался Прохоров. «Я следил за сайтом Лебедева с 1997 года, когда интернет в Белоруссии только зарождался. Я недоумевал, почему они не справились. Вдруг мы как-то не так поставили задачу, или дизайнеры нас не так поняли».

Прохоров пошел к руководству и настоял на том, чтобы дать студии второй шанс. Он собрал в чемодан все эскизы, приборы, прототипы и образцы и вылетел в Москву. «Я хотел полностью погрузить их в наши проблемы. Показать, почему мы принимали такие решения в дизайне продуктов, как мы боролись, что мы хотели от них получить. Еще тогда мы считали, что дизайн — это что-то просто красивое. Но на самом деле дизайн — это же не просто оболочка. Это внутренности, это упаковка, это взаимодействие с клиентом. Это весь продукт», — рассуждает он.

92965af1b6a214.jpgРедизайн Nero

С помощью Прохорова дизайнеры вникнули в суть проблем и представили новые эскизы, которые на этот раз оказались именно тем, чего от них ожидали. В модельном ряду Nero — 50 единиц, включая электронные диммеры, реле и пульты управления. Студия подготовила новый дизайн для 20 наименований устройств. Компания собирается параллельно выпускать и старую, и новую продукцию, постепенно замещая морально устаревшие образцы.

3067e062eb5db5.jpgПульт управления устройством Nero

Основной рынок сбыта Nero — это СНГ, где преобладают продажи в Россию, Украину и Казахстан. В Европе, отмечает Прохоров, продается не более 10% продукции. «Мы производим от 250 до 300 тысяч приборов в год. Роллетная автоматика и приборы учета делят наш оборот почти пополам, а вот «умный» дом пока приносит малую долю, но мы ожидаем рост продаж после редизайна», — рассуждает он.

nero-identity-logo-new.jpg

Кроме того, по инициативе Прохорова Nero заказала в студии Артемия Лебедева разработку нового фирменного стиля: «На самом деле очень сложно убедить бизнесмена заплатить огромные деньги за ребрендинг. Очень мало кто понимает, почему логотип стоит денег. И наша фирма была не исключением. Но я был убежден, что нельзя выходить на рынок в старой одежке после того, как мы провели редизайн основных продуктов».

Я собрал совет руководителей и мы бились несколько часов: им было непонятно, зачем отдавать столько денег за фирменный стиль, но я их убедил.

— Павел Прохоров

Летом 2016 года Nero начала сотрудничество с Apple и получила лицензию MFi, которая подтверждает соответствие продуктов стороннего разработчика стандартам Apple. Весной 2017 года компания собирается анонсировать управление приборами со смартфонов, а в будущем — поддерживать Apple HomeKit, сообщил Прохоров изданию Dev.by: «Это ведь готовый рынок, 30% пользователей смартфонов. Тем более пользователи Apple очень «послушные»: если в магазине Apple будет лежать наш пульт, его и будут покупать».

©  vc.ru