Колония. Глава 9: Неожиданное нападение


Содержание

— Какие планы дальше? — спросил Гордон.

Райтнов посмотрел на ровер, починку которого он затеял этим утром — тот стоял с демонтированным двигателем, а генератор лежал на столе.

— Я бы хотел закончить ремонт, — сказал он, — вы поможете?

Вопрос был по большему счету риторическим и остался без ответа — все трое любили работать руками. К тому же, непрерывно поддерживать оборудование в рабочем состоянии сейчас было просто жизненно необходимо, и все понимали это. Барни уже направился к столу и начал вертеть в руках генератор в поисках внешних дефектов, однако сразу же отложил это занятие.

— Темновато, — сказал он, бросая взгляд в иллюминатор.

Снаружи бушевала буря, и от этого в ангаре было слишком темно, даже несмотря на несколько включенных ламп. Райтнов подошел к щитку электроэнергии и перевел все переключатели в состояние «ВКЛ», тем самым зажигая остальные лампы.

— Так уже лучше, — утвердительно кивнул Барни и снова начал рассматривать генератор.

Внешний осмотр дефектов не выявил, поэтому генератор пришлось разбирать. Спустя несколько часов ремонт был завершен, и двигатель был установлен обратно на ровер. Убедившись в том, что все графики показывают зеленые значения, Гордон отцепил датчики от двигателя и махнул рукой Райтнову, сидящему внутри — тот заглушил ровер и вышел наружу.

— Хорошо поработали, ребята, — сказал он, вытирая рукавом пот со лба, — надо бы осмотреть второй ровер тоже, но лично я бы сначала что-нибудь пожевал. Что думаете?

Ребята, особенно Барни, были совсем не против такого развития событий и направились к переходу. Райтнов последовал за ними и, уже подходя к шипучей двери, вдруг остановился, услышав неприятный звук — будто где-то коротит провод. Он развернулся и обвел ангар взглядом в поисках источника. Пройдя немного вглубь, он снова прислушался — нет, звук определенно исходил не со стороны ровера. Райтнов еще немного повертел головой, а затем поднял взгляд вверх и заметил красную аварийную лампу, которая не работала. Похоже, штатная система оповещения безрезультатно пыталась ее зажечь, тем самым создавая этот коротящий звук.

Но почему система сработала?

Гордон уже стоял рядом с Райтновом и тоже смотрел вверх, а Барни осматривался вокруг. Он надолго задержал взгляд на наружной двери, через которую их ровер въехал днем ранее внутрь, а затем сказал:

— Вы это видите?

Райтнов отвлекся от лампы, проследил направления взгляда Барни и широко раскрыл глаза от удивления. Он не мог поверить, что не заметил этого сам — над дверью красным цветом горела надпись:

==«Внимание! Рядом титан!»==

А непосредственно перед дверью отображалась голограмма, на которой были показаны все корпуса военной базы и ближайшие окрестности. Изображение не было схематичным — оно было тщательно детализировано и представляло собой уменьшенную копию базы, и как раз рядом с ангаром шагал маленький титан. Райтнов удивился поразительному сходству настоящих титанов и их уменьшенных виртуальных копий.

— Не может быть, — сказал он, показывая пальцем в голограмму, — именно так они и выглядят.

Барни всматривался в иллюминатор, но безрезультатно — буря была слишком плотной, и дальше чем на десять метров ничего видно не было. Титан же, судя по цифрам над его головой, находился в девяноста метрах от ангара, но постепенно приближался.

Райтнов не мог оторвать взгляд от голограммы и продолжал поражаться высочайшей степени ее детализации. Он будто снова попал на Альфу в день нападения — до того велико было сходство. И главный вопрос будоражил ум Райтнова — как это может быть?

Судя по всему, не он один задавался этим вопросом — Гордон тоже смотрел то на голограмму, то на предупреждающую надпись над дверью. Барни один держал себя в руках и подошел к щитку электроэнергии, чтобы проверить, за что отвечает каждый переключатель, однако рядом с крайним справа переключателем не было ни надписи, ни маркировки. Барни переключил его в противоположное состояние, и голограмма вместе с предупреждающей надписью исчезли, как и коротящий звук.

Ребята растерянно смотрели друг на друга, и на минуту в ангаре воцарилась тишина, которую затем прервал Райтнов:

— Выходит… существование титанов вовсе не открытие?

Барни оперся рукой о стену и посмотрел на пустой дисплей над дверью.

— Более того — добавил он, — получается, что о них было известно еще во время строительства этой базы.
— А это было более пятидесяти лет назад, — закончил мысль Райтнов, упирая руки в бока.

Гордон поднес правую руку к подбородку, как он всегда делал в минуты раздумий, и задал резонный вопрос:

— Было ли это известно доктору?

Этот вопрос тоже остался без ответа — вдруг зашипела дверь перехода в столовую, и из нее появились остальные три члена группы. Ангус шел во главе. «Легок на помине», — подумал Райтнов и начал было переживать, что и эту ситуацию доктор обыграет себе на руку. Но доктор, как и Айзек с Эмилией, выглядели абсолютно спокойными, будто ничего и не произошло, лишь с улыбкой направлялись в сторону Райтнова и двух пилотов.

— Мы провели некоторые исследования, — сообщил доктор, — и теперь можем сделать некоторые корректировки в данные относительно строения их гортани!

Он, как обычно, выглядел воодушевленным.

— Мы еще не закончили, но решили прерваться на обед, — добавила Эмилия, — вы присоединитесь?
— Да, конечно, — ответил Райтнов, –, но нам нужно еще немного времени на ремонт, так что начинайте без нас.
— О, Алекс, вы отремонтировали ровер? — спросил доктор, подходя к машине и проводя рукой по корпусу, — он вытащил нас с Альфы и достоин самого лучшего обслуживания! Верю, что только вы, ребята, и можете ему таковое предоставить.

Он обвел взглядом «ремонтников», которые стояли там, куда минутой ранее проецировалась голограмма. Райтнов не слишком естественно улыбнулся и положил руку на плечо Гордона.

— Если бы не Гордон, мы бы еще долго его чинили. Он — мастер в этом!

Райтнов встретился взглядом с товарищем и понял, что тому тоже не терпится, чтобы доктор скорее покинул ангар. Доктор с улыбкой на них смотрел еще некоторое время, но затем сказал, будто прочитав их мысли:

— Ну, раз вам нужно еще немного времени, не будем вас задерживать. Айзек, Эмилия, отобедаем и продолжим исследования?

Они развернулись и направились к переходу, и Райтнов быстро бросил взгляд через плечо в иллюминатор. Рыжая пелена песка и пыли по-прежнему застилала все вокруг, поэтому он сразу же отвернулся и продолжил провожать доктора взглядом. Однако, Барни смотрел в иллюминатор более внимательно и вдруг начал замечать силуэт титана. Он бросил взгляд на Райтнова — тот уже отвернулся и не мог этого видеть, а титан тем временем подбирался все ближе.

Райтнов подошел ближе к Гордону и начал что-то говорить ему на ухо, но Барни взял обоих в охапку и потащил подальше от стен. Скорее всего, ангар выдержит удар титана — не зря же на него навешали такой слой брони, но лишний раз подстраховаться никогда не бывает лишним.

— Титан уже рядом, — шепотом ответил Барни на немой вопрос во взгляде Гордона.

Они отошли от стены на несколько метров, ожидая удара, но все равно вздрогнули от глухого, но мощного звука. Одна из ламп, освещающих ангар, на секунду погасла, а затем снова загорелась. Ангус, уже подходящий к двери перехода, от неожиданности пригнулся и резко развернулся в поисках источника шума.

— Что это было? — спросил он высоким голосом, — это титан?

3432e7a5fdbd4f96b8af67590e591c50.png

Райтнов снова обернулся через плечо и бросил взгляд в иллюминатор, и на этот раз в нем красовалась огромная и мощная лапа, которая через секунду исчезла. Доктор, судя по всему, тоже это заметил, потому что мертвецки побелел, осел на месте и поднял руку, показывая вперед. Видимо, он хотел что-то сказать, потому что губы его несуразно двигались, но язык его не слушался.

Айзек оказался более расторопным.

— Стены выдержат? — спросил он, направляясь прямо к иллюминатору.
— Уверен, что да, — ответил Барни, тоже подходя к нему.

Эмилия начала успокаивать доктора, а Райтнов шепнул стоявшему рядом Гордону:

— Черт! Я бы предпочел, чтобы доктор не знал о том, что местные радарные установки давно знают о титанах. Точнее, что нам это известно.
— С другой стороны, — ответил тот, — интересно будет увидеть его реакцию и послушать, что он скажет.

Райтнов пожал плечами и посмотрел на Ангуса — тот по-прежнему находился в напряженном полуприседе с выставленной вперед левой рукой, будто защищаясь от чего-то. Эмилия ему что-то говорила, и он энергично кивал, но в глазах его не было ужаса — скорее, была какая-то растерянность и неуверенность. Райтнов обратил внимание на то, что он прижимает пальцем правой руки дужку очков к черепу, а иногда будто постукивает по ней — словно это какой-то прибор, который начал сбоить, и только легкий удар может вернуть его обратно в рабочее состояние.

— Почему… он не уходит? — прошептал доктор, находясь в каком-то трансе.
— Что? — не поняла Эмилия.

Доктор ничего не ответил, но на некоторое время перестал стучать по дужке. Айзек, тем временем, обратил внимание на открытый щиток электроэнергии и направился к нему. Заметив, что крайний справа переключатель находится в отличном от всех остальных состоянии, он переключил его. Вновь зазвучал неприятный коротящий звук, и отобразилась голограмма. Райтнов продолжал пристально наблюдать за Ангусом — тот, вне всяких сомнений, смотрел на голограмму, но в его взгляде не было удивления, чего Райтнов и ожидал. Негодование во взгляде доктора потихоньку переходило в злость, и он продолжил нервно прикладывать палец к дужке очков снова и снова. Эмилия от удивления раскрыла рот, и медленно переводила взгляд с голограммы на доктора и обратно.

— Выходит, — сказал Айзек, — об их существовании было известно задолго до нашего прибытия?

Айзек обладал удивительной способностью сначала анализировать, а лишь затем удивляться даже самым странным вещам. Однако, его полный растерянности взгляд был крепко прикован к голограмме.

— Как это возможно? — тихим голосом добавил он.

Эмилия оставила доктора и тоже подошла к голограмме, переполняемая любопытством. Тем временем титан, судя по данным радара, чуть обошел ангар и сейчас готовился к новому удару. Снова прозвучал глухой звук, но на этот раз ни одна из ламп не погасла — броня ангара хорошо справлялась со своими обязанностями. Титан же униматься не торопился, и за вторым сразу же последовал третий удар, но снова безрезультатно.

Доктор наконец взял себя в руки и подошел к остальным.

— Как они могли бросить нас здесь, зная, что титаны существуют? — почти прошептал он, — какова же истинная цель экспедиции?

Райтнов поднял на него взгляд, но ответа не нашел. Впрочем, ответ на последний вопрос он собирался получить как раз от Ангуса. Некоторое время все молча наблюдали за виртуальной моделью титана на голограмме, и в один момент он развел лапы в стороны и открыл пасть.

— Вероятно, он рычит, — заметил доктор, — он так же разводил лапы и делал шаг вперед, когда рычал тогда на Альфе.

Титан тем временем снова повернулся боком к корпусу, готовясь к очередному удару. Но затем вдруг развернулся и начал медленно удаляться от ангара, и число над ним начало потихоньку расти. Когда значение достигло ста метров, предупреждающая надпись над дверью и голограмма исчезли.

— Да уж, — сказал Айзек, — неожиданное развитие событий.
— Да, более чем, — согласился Райтнов.

Все продолжали стоять полукругом, хотя голограммы уже не было. Барни переводил взгляд между лицами, но не видел ничего, кроме растерянности в глазах.

— Может, покушаем? — наконец спросил он с надеждой в голосе, — и потом уже разложим все по полочкам.

Через десять минут все уже сидели за обеденным столом. Трапеза прошла в тишине — каждый пытался структурировать мысли в своей голове и не знал, с чего начать. Райтнов, делая глоток своего стандартного капучино и глядя в иллюминатор, сказал:

— Буря слабеет. Если повезет, она пройдет мимо уже через пару часов, что позволит нам осмотреть повреждения еще засветло.

Гордон сделал большой глоток черного чая и собирался что-то сказать, но подавился напитком и закашлялся. Барни, сидевший рядом, похлопал его по спине и сказал:

— Скорее всего, Гордон хотел сказать: «Давайте подведем итоги рассмотрим, что мы сейчас имеем».

Последний, не переставая кашлять, лишь показал пальцем на Барни и утвердительно закивал. Райтнов улыбнулся, глядя на удивительное взаимопонимание двух пилотов.

— Разрешите мне подвести некоторый итог, — неожиданно для всех сказал Ангус серьезным тоном.
— Конечно, — согласился Райтнов, слегка удивляясь.

Доктор встал из-за стола и начал мерить шагами пространство рядом с ним.

— Не обращайте на меня внимание, мне так проще думается. Первый, и самый важный момент — о существовании титанов было известно еще задолго до прибытия нашей экспедиции.
— Я бы даже сказал, задолго до планирования нашей экспедиции, — уточнил Гордон, наконец перестав кашлять.
— Верно, — согласился Ангус, — даже так.
— А какой второй момент? — спросил Айзек.
— Второй момент заключается в том, что подземная пещера рядом с Альфой, судя по всему, вовсе ни при чем.

Райтнов встретился взглядом с Барни — они уже давно сделали такой вывод, но стоит ли об этом говорить сейчас? Барни оперся подбородком на ладонь и покачал головой, подавая Райтнову немой знак. Вместо этого он сказал:

— Есть еще и третий момент.

Все вопросительно на него уставились. Барни обвел всех взглядом, выдержал небольшую паузу и продолжил:

— Мы предполагали, что титаны опасны лишь с наступлением темноты. Но что такое темнота? По сути нет такого понятия, ведь темнота — это просто отсутствие света. Следовательно, и в условиях бури, и условиях облачной погоды мы испытываем это самое отсутствию света. Другими словами — теперь мы знаем, что титаны опасны не только после захода солнца, а в любое время, когда на землю не падают его прямые лучи.

Доктор слегка приподнял брови — видимо, не ожидал от простого военного такого тонкого замечания. Барни это заметил и сказал:

— Моя профессия подразумевает не только умение стрелять, но и предвидеть и анализировать.

Доктор сразу же опустил взгляд и ответил, поправляя очки:

— Прошу прощения, Барни. Да, это весьма тонкое и весомое замечание.
— Итого мы имеем три момента к рассмотрению, — резюмировал Гордон.

Райтнов встал со своего места и сказал:

— Нам необходимо исследовать остальные корпуса. Мы с Ангусом были в лаборатории и медицинском корпусе, но нужно изучить их подробнее. Гордон, Барни — помните про те два корпуса, которые отмечены на карте, но назначение которых не указано? Я хочу вместе с вами найти способ туда проникнуть — вдруг мы найдем там какие-то ответы?
— Звучит разумно, — согласился Гордон.

Айзек тоже встал из-за стола и сказал:

— Ребята, у меня есть еще один вопрос. Ангус, думаю, вам он тоже будет интересен.

Поймав на себе пять пар заинтересованных глаз, он продолжил:

— Есть ли смысл продолжать исследования титанов?

Ангус почесал затылок, пытаясь сформулировать мысль получше, и ответил:

— Думаю, да. Само собой, мы больше не можем полагаться на те данные, что находятся в наших планшетах относительно этой планеты — они заведомо неверны, теперь мы это знаем наверняка. Но так как сами мы о титанах не знаем практически ничего — изучать их будет полезно хотя бы ради того, чтобы суметь их превзойти и выжить.

Райтнов снова взглянул в иллюминатор — буря определенно шла на спад. Он посмотрел на часы и сказал:

— Сейчас четырнадцать часов двадцать минут. У меня есть все основания полагать, что спустя несколько часов буря утихнет. Возможно, это произойдет еще засветло — в таком случае, я намерен выйти наружу и осмотреть повреждения, полученные ангаром. Есть заинтересованные?
— Я! — шагнул ему навстречу Ангус, — мне определенно будет интересно взглянуть.

Айзек с Эмилией переглянулись, и последняя ответила за двоих:

— Да, нам тоже было бы интересно.

Взгляд Райтнова скользнул на пилотов.

— Полагаю, вас даже спрашивать не стоит?

Оба закивали, даже не переглядываясь. Райтнов еле заметно подмигнул им и продолжил:

— В таком случае я в ангар, нужно завершить некоторые работы.
— Отлично, — сказал Ангус, бросая взгляд на Айзека и Эмилию, –, а я все же намерен завершить исследования касательно записей с вашего ровера. Ребята, вы со мной?

Ребята положительно закивали.

— Вот и хорошо, — закончил Райтнов, — я найду вас, когда соберусь выйти наружу.

С этими словами он направился в ангар. Гордон и Барни встали и направились за ним. Когда они втроем уединились в ангаре, Райтнов задал вопрос:

— Вы заметили, как странно доктор себя вел во время нападения титана?
— А то! — отозвался Барни, — я все время за ним наблюдал. Он только и делал, что нервно тыкал пальцем в дужку своих очков.
— Я тоже заметил это, — согласился Гордон, — странно как-то это все. Думаете, это просто нервный тик, или очки и правда непростые?
— Что-то мне подсказывает, что второе, — хмуро ответил Райтнов, — я еще запомнил его взгляд, когда он впервые увидел голограмму. В нем не было ни грамма удивления, лишь какая-то злость, а еще эти нервные постукивания по дужке…
— Как будто что-то пошло не так, и эти постукивания могли что-то изменить, — закончил мысль Гордон.
— М-да, — только и ответил Райтнов, а затем подошел к иллюминатору и снова начал смотреть на улицу.

— Думаешь, буря утихнет до темноты? — спросил его Барни.
— Вполне возможно. В любом случае, давайте проверим еще раз наше оружие, вдруг придется выйти. Я бы предпочел быть готовым к любой ситуации.

Барни улыбнулся и нащупал рукой плазменный пистолет на своем поясе — он носил его с собой все то время, что пребывал на военной базе.

— В нашем ровере три автомата и четыре… три пистолета, — сказал Гордон, глядя на пояс товарища, — один пистолет у Барни на поясе.
— А почему только три автомата? — спросил Райтнов.
— Я же бросил один, когда мы застряли по пути сюда, — напомнил ему Барни.
— Ах, да, точно! Ну что ж, а в моем ровере полный комплект — четыре автомата и четыре пистолета. Давайте же проверим их.

Барни достал пистолет из кобуры на своем поясе и начал вертеть его в руках. Затем вытащил обойму и проверил плазменный генератор — никаких внешних дефектов не было. Наконец, Барни вставил обойму обратно и перевел рычажок предохранителя в режим с маркировкой «СД», что означало «самодиагностика». Опустив ствол вниз, он спустил курок — пистолет еле уловимо загудел и слегка завибрировал, а затем отобразил на маленьком дисплее надпись: «ОК». Аналогичным образом было проверено все остальное оружие — как и ожидалось, проблем выявлено не было.

— Кстати, — сказал Барни, кладя последний проверенный им автомат на стол и ставя его на предохранитель, — мы же хотели продиагностировать второй ровер, так?

Ребята подключили провода к двигателю ровера, а затем провели диагностику ходовой на подъемнике, однако и здесь никаких проблем выявлено не было. Гордон удовлетворительно кивнул — ему определенно был по душе тот факт, что все оружие и оба транспортных средства находятся в рабочем состоянии.

— А вот еще такой момент, — сказал Барни, опираясь плечом на ровер, — где вы видели, чтобы включение и выключение радарной установки регулировалось переключателем в электрическом щитке? Раньше мысли были заняты более важными вещами, а вот сейчас я что-то задумался.
— Да, действительно, — согласился Гордон, — обычно такие вещи регулируются более централизованно. И, судя по всему, тревога сработала только в ангаре, а не во всех корпусах.

Райтнов задумчиво посмотрел в иллюминатор.

— Думаю, в закрытых корпусах что-то вроде пункта управления. Мы определенно должны там что-то найти.

Он взглянул на часы — они показывали половину шестого вечера, и буря на улице уже практически стихла, уступая место лучам заходящего солнца.

— Ну что, — сказал он, — можно уже выйти наружу? Ветерок незначительный.
— Пожалуй, — согласился Гордон, — я схожу за остальными.

Он вернулся спустя несколько минут и привел с собой остальных.

— Сейчас самое время, чтобы выйти наружу и осмотреться, — сказал Райтнов, — буря утихла, и незначительный ветер нам уже не помешает. Я предлагаю всем вооружиться перед выходом.
— Доктор, вы не против, если я возьму ваш автомат? — спросил Барни, –, а то я был настолько неаккуратен, что потерял свой.

Ангус быстро закивал головой:

— Да-да, конечно, Барни. От меня все равно мало толку — я не умею стрелять.

Дождавшись, пока каждый, кроме доктора, вооружится и еще раз проверит свой автомат, Райтнов нажал на кнопку открытия дверей и скомандовал:

— Гордон, Барни — давайте осмотрим те места, к которым приложился титан. Остальные — можете попробовать отыскать его следы, если они остались. Идет?

Двери открылись, и они аккуратно вышли наружу. Ветер все еще поднимал клубы песка и пыли, но с ног не сбивал и обзору на ближние дистанции не мешал. Райтнов и пилоты сразу же начали обходить ангар по периметру в поисках внешних повреждений и скоро скрылись за углом, а доктор с двумя помощниками принялись искать следы. Задача была весьма сомнительная, потому что ветер давно уже уравнял песчаную поверхность, но попробовать все равно стоило. В поисках следов они отошли чуть поодаль, и внезапно доктор воскликнул:

— Нашел! Вижу следы!

Айзек и Эмилия подошли к нему и тоже начали их рассматривать. Следы были видны очень отчетливо, что немного смущало. Если следы отчетливые, значит они были оставлены совсем недавно, к тому же, они были слишком маленькие для того, чтобы принадлежать титану. Айзек быстро все понял и сработал оперативно — он повернулся в сторону, куда ушли Райтнов и ребята и крикнул:

— Ребята, тут волк!
— Айзек! — услышал он голос Эмилии.

Он повернулся и увидел грозный силуэт в пыли, постепенно приближающийся к ним. Силуэт был бы едва заметен, если бы не два красных глаза, горящих, словно огни. Айзек и Эмилия вскинули автоматы и попятились назад, готовясь выстрелить, но доктор остался на месте и не шевельнулся. Он лишь снова начал прикладывать палец к дужке очков. Волк понял, что его заметили, поэтому перестал красться, встал на задние лапы и побежал на Ангуса, и спустя секунду уже был на расстоянии прыжка.

— Черт! — выкрикнул доктор и пригнулся.

Айзек и Эмилия выстрелили одновременно. Два плазменных заряда попали в волка, когда он уже находился в полете — его туша перелетела через Ангуса и обрызгала его струей крови.

0325e96462f74376b3fcfa91ad9b2ecc.png

— Вы слышали это? — спросил Барни, — я слышал крик, а затем выстрелы автомата.

Он быстро направился к углу ангара, чтобы поймать доктора и его помощников в поле зрения. Гордон последовал за ним. Райтнов в последний раз окинул стены ангара, и, так и не найдя внешних повреждений, опустил взгляд вниз и тоже направился к углу. Внезапно взгляд его наткнулся на свежий след на песке — след, который определенно не мог принадлежать титану.

— Дьявол, — выругался он, — тут волк!

Гордон обернулся, услышав его, а затем крепче сжал автомат и приготовился. Барни уже повернул за угол и не слышал предупреждение Райтнова, но, тем не менее, уже держал автомат наперевес и был готов выстрелить в любое мгновение. Сначала он поймал в поле зрения доктора и тут же заметил тушу волка рядом с ним. Барни резко прицелился, но сразу же понял, что волк уже мертв, поэтому на мгновение расслабился и продолжил всматриваться в пыль в поисках силуэтов Айзека и Эмилии.

А затем что-то сбило его с ног, и чья-то кровь начала заливать ему глаза, придавая окружающему пейзажу уже знакомый красный отлив, словно на Марсе. Почему-то Барни подумал, что это его собственная кровь.

Райтнов и Гордон уже подходили к углу, когда заметили лежащий в песке автомат Барни, а также лужицу крови и характерную борозду. Гордон проследил, куда она ведет и крикнул, указывая стволом автомата направление:

— Смотри!

Райтнов проследил направление и тоже прицелился, однако стрелять не стал. Не стал стрелять и Гордон — силуэт убегающего волка был слишком размыт в пыли, и была ненулевая вероятность задеть Барни, которого тот утащил с собой.

© Geektimes