[Из песочницы] Фантастика для легкого чтения. «Беги до последнего»


logo.png

Я бегу. Мы все бежим в этом дружном человеческом потоке. Нет ни машин, ни байков, ни мопедов, лишь люди, бегущие в одном направлении. Тротуар под нашими ногами искриться, вырабатывая энергию. Энергию, необходимую для жизни.

Мне сейчас налево, и я отделяюсь от потока, словно потерявшийся фотон света. Я убегаю в темноту патов, но в моей руке горит фонарик, который я тоже подпитываю своим теплом.
Много лет назад человечество попало в большую ловушку. Теперь оно существует лишь за счет своей собственной энергии, сгенерированной из тепла.
Мы заново научились бегать, чтобы выживать.
— Доброе утро, Келвин, — говорит моя начальница. Похоже, сегодня она в хорошем расположении духа.
Я здороваюсь и отправляюсь в душ. Впереди предстоит стандартный восьмичасовой рабочий день.
Комбинезон для бега продолжает искриться — и будет еще долго, ведь сегодня мой темп вдвое превышал обычный. Надо будет подсоединить к нему литиевый аккумулятор — лишнюю энергию не принято просто так выбрасывать.

Я работаю кибержурналистом в небольшой компании. После того, как почти все человеческое сообщество ушло в Сеть, эта должность довольно востребованная. Мы пишем о новых социальных группах и течениях, иногда даже помогает полиции распутывать киберпреступления. Но это бывает нечасто, к сожалению.
После обеда на мой компьютер начинает закачиваться какая-то вирусная программа.

«Хочешь испытать себя, Белый Кролик?»
(Белый Кролик — мой псевдоним в Сети)
«Беги до последнего!»

— Что за бред? — говорю я и уже собираюсь позвать специалистов, чтобы они остановили загрузку… Как мне вдруг становится любопытно.

«Беги, пока твои микросхемы не сгорят. Пока твоя биополимерная кожа не лопнет…»

Фыркаю, даваясь печеньем. Очередной квест, придуманный подростками для подростков. Кажется, пару месяцев назад была такая же игра, только она называлась более оригинально…
А нет, здесь что-то поинтереснее. Надо же, они предлагают не просто бежать, пока сердце не остановится. Они предлагают бежать на поверхности!

Бред. Это невозможно. Человек без модификаций не проживет там и пяти минут. Чертов бред. Я почему-то злюсь и отключаюсь от Сети. Мой рабочий день уже пять минут как закончился.

Снова бегу в темноту патов, а мой комбинезон искриться словно я — это ядро кометы. Фонарик не нужен, я и так вижу все, что необходимо. Через километр ко мне присоединяется остальной человеческий поток. Мы бежим словно стая светящихся рыб в темноте океана.
Ночью мне снится, как мои легкие обгорают с каждым новым вздохом, а с кистей сползает кожа, обнажая сухожилия и кости. Я вздрагиваю и просыпаюсь в своей темной квартире, которая никогда не видела живого света.

Более десяти лет назад озоновый слой был почти полностью разрушен не только над полюсами, но и над всей планетой. Люди ушли в сеть подземных сооружений — патов, чтобы в темноте дождаться, пока озоновый слой восстановится, и солнце перестанет быть для нас убийственной и разрушающей силой. По прогнозам экологов это будет еще не скоро.
Они предлагают выйти на поверхность и проверить себя… Черт, черт, черт, почему я продолжаю об этом думать?!

***

— Можешь провести диагностику моих мышц?
— Что-то случилось?
— Все в порядке, Иса, просто хочу подстраховаться.

После работы я забежала к своему приятелю, работающему в салоне человеческих модификаций. В отличие от других, у него была лицензия, и к тому же, Исаак был один их немногих, кому я бы доверила свою жизнь.

— Углеродные нанотрубки функционируют исправно, — сказал он, сканируя мое тело. — С ними ты сможешь пробегать до ста лет точно.
— Какую максимальную скорость я могу развить? — поинтересовалась я.
— Пятьдесят километров в час, приблизительно, — ответил Иса.
— А если бежать на поверхности? — как бы между делом спросила я.
— Так, все понятно, — Иса откинулся в своем кресле и внимательно посмотрел на меня. — Ты клюнула на удочку этих, как их, «Бегунов до последнего».
— Вовсе нет, — я попыталась улыбнуться, — Мне просто интересно. Чисто гипотетически.
— Знаешь, что я скажу тебе, Келвин? — начал он, закуривая. — Если однажды ко мне принесут твое полумертвое обгорелое тело, я, конечно, его починю. Хотя бы ради того, чтобы надрать тебе зад.
— Договорились, — сказала я, расплачиваясь за услугу.

Но мой интерес к «Бегущим до последнего» не пропал. Более того, я подписалась на обновления группы, так что теперь каждое утро мне присылали пачку свежих новостей.
К сожалению, в игру они брали лишь подростков до восемнадцати лет. В свои двадцать два я выглядела на шестнадцать с хвостиком, и то если поярче накрашусь. Надеюсь, они не будут сканировать биометрический паспорт… И почему я только думаю об этом? Неужели я хочу поучаствовать в этом безумии?

Я убеждала себя, что игра интересна мне в первую очередь как журналисту. Но на самом деле тайное желание выйти на поверхность из этих темных вонючих канализаций рвалось наружу слов атомный взрыв. Я стала бегать быстрее, представляя, что бегу не среди человеческой массы, а под палящим солнцем, которое вот-вот оплавит мои легкие.

***

Спустя две недели с того момента, как я узнала об игре, я обнаружила себя поднимающейся в кабине лифта. Лифта, что ехал на поверхность. На мне была кислородная маска и защитный костюм, без которого даже с жетоном журналиста на поверхность никто не выпустит.

— Кто вы и куда направляетесь? — спросил полицейский при входе в наземный ангар.
— Келвин Ридли, журналист, — я приложила большой палец к сканеру. — Направляюсь в Черепашьи горы.

Черепашьи горы были опасным местом, но именно оно значилось на картах «Бегунов». Они собирались там по понедельникам, словно понедельник был лучшим днем, чтобы покончить с собой таким изощренным способом.
— Запас энергии? — полицейский закончил изучать мое досье.
Я показала аккумулятор, заряженный сполна. Полицейский удовлетворенно кивнул.
— Можете взять один из траков на парковке. Вот только почти все они — развалюхи, — добавил он участливо.
— Мне ненадолго, — ответила я.

Уже через пятнадцать минут я гнала по выжженной пустыне. Трак действительно был развалюхой, зато система охлаждения работала исправно. Не хотелось бы поджариться раньше времени. Украдкой глянула на карту: до места назначения оставалось всего пара километров.

А вот и они — Черепашьи горы. Красно-коричневые скалы, напоминающие панцири. Если верить координатом «Бегунов», их место сбора должно было быть прямо за первой грядой.
Ого, а много здесь желающих поджариться! С десяток траков стояло у подножия скалы. Меня встретили два высоких парня в ультрафиолет-непроницаемых костюмах.

— Я с вами, — сказала я, глядя на свое взволнованное отражение в их шлемах. — Хочу испытать себя.
Как я и ожидала, о возрасте никто спрашивать не стал. Меня проводили в ангар с дырявой крышей, где собралось порядка пятнадцати подростков. Средний возраст был лет тринадцать-четырнадцать. И кто их только пустил сюда?

— Как тебя зовут? — спросила девочка лет десяти. — У нее были зеленые волосы, а глаза по кошачьи светились в темноте — были установлены импланты ночного видения.
— Келвин, — рассеянно ответила я. — Я первый раз здесь.
— Разумеется, — удивилась девочка. — Мы все здесь в первый раз.
— Кроме него, — сказал мальчик, подслушавший наш разговор. Он кивнул на темнокожего парня, что скромно стоял в стороне от других, — Его зовут Атом, и он самый быстрый из всех.

Атом. Интересно, интересно… Значит есть кто-то кто доходит до финиша живым.
Сказать по правде, я не сомневалась в своем успехе, ведь мои мышцы ставил сам Исаак Чэн! Но глядя на всю эту разношерстную толпу, я почувствовала, как мои ладони противно вспотели.
«Сидела бы в офисе, дура!» — пропищала внутри меня маленькая пугливая Келвин.

— Поприветствуем тех, кто решил бежать с нами! — неожиданно крикнул парень, чье лицо было покрыто рубцами от угревой сыпи. — Бежать до последнего!
Послышались одобрительные хлопки, и я поняла, что игра началась.
— Нам предстоит пробежать два километра под палящим солнцем, которое вот-вот достигнет своего зенита! — продолжал рвать глотку парень. — По бескрайней знойной пустыне, которая выжжет ваши глаза дотла…

Сколько пафоса. Не удержавшись, я закатила глаза. Те самые, которые мне должно было выжечь в раскаленной пустыне.
— … под палящим солнцем, которое расплавит вашу кожу…
Снова одобрительные крики.
— … вы будете дышать раскаленным воздухом, пока ваши легкие не превратятся в поджаренные потроха…
«Сразу видно талант настоящего оратора», — продолжала мысленно иронизировать я.
— … и тогда вы упадете замертво, впервые ощутив то чувство, за которым вы пришли сюда…
Неожиданно для себя я полностью обратилась в слух.
— … чувство абсолютной свободы!

Прокричав последнюю фразу, парень с силой распахнул ворота ангара. Ослепительное солнце ударило в глаза, и если бы не солнечные очки, я наверняка бы ослепла.
Пятеро самых быстрых парней во главе с Атомом пулей устремились в красную пустыню.
— Куда они бегут? — спросила я у зеленоволосой девочки.
— Ты что, инструкции не читала? — удивилась она. — Они бегут до второго ангара, в убежище. Там выживших ждет вода и полная защита от солнца.

Инструкции? Похоже, я что-то пропустила. Паника вдруг охватила меня с ног до головы.
— Кто организатор квеста? — громко спросила я.
Несколько человек посмотрело на меня как на умалишенную.
— Можно мне карту трассы?

В этот момент ворота распахнулись во второй раз. Новая партия детей исчезла в ослепительном свете. С ними была и зеленоволосая девочка. Она бежала, напевая под нос какую-то песню.
«Они ведь все погибнут», — вдруг дошло до меня, словно с самого начала это было не очевидно. — «И я вместе с ними».

Осознав, что мои дела очень и очень плохи, я приблизилась к тому самому парню, что открывал и закрывал ворота.
— Мне кажется, я передумала бежать, — робко сказала я, глядя как толстый мальчик выпивает перед стартом литровую бутылку воды.
— Что? Я не слышу! — крикнул парень, вновь открывая ворота.
Толстяк исчез в пыли, что поднимали другие участники, и его колышущийся зад давал понять, что до финиша он точно не дойдет.
— Я передумала! — крикнула я. — Я не побегу.
— Еще как побежишь, — сказал парень.

В эту секунду завибрировал мой чертов телефон.
— Ридли, где ты, дьявол тебя дери? — свирепый голос начальницы раздался по громкой связи.
— Ты не та, за кого себя выдаешь! — угреватый хищно оскалился. — Ты побежишь и сгоришь заживо, сука!
Я оглянулась в поисках поддержки, но в ангаре остались только мы вдвоем.
И впрямь нужно было сидеть в офисе…

В этот момент меня сильно толкнули вперед. Я упала на колени, моментально осознавая, что я больше не в темном ангаре. Он вытолкнул меня прямо в эту выжженную пустыню!
Почти минута понадобилась мне на то, чтобы взять себя в руки. Было жарко, очень жарко. Кислород, поступающий через маску мгновенно нагрелся, словно я дышала над кастрюлей дымящейся картошки.
Ноги сами приняли решение. Я начала бежать, не чувствуя ни стимула ни желания делать это. Мне хотелось лечь и умереть, но ноги бежали, должно быть, по привычке.
За последние десять лет человечество стало слишком много бегать.

Еще через минуту я обогнала толстяка, чьи губы были покрыты пеной. Он дышал как загнанная лошадь и я поняла, что ему осталось совсем немного.
Еще через несколько метров я настигла зеленоволосую девочку. Она продолжала петь, несмотря на то, что ее лоб пошел огромными красными с кровью волдырями.
Мои мышцы действительно были в отличной форме.

С каждой секундой дышать становилось все труднее и труднее. Легкие начинали гореть, вызывая перед глазами красочные картины тех самых «поджаренных потрохов».
А впереди была лишь бескрайняя красная пустыня, словно планета Марс, на которой мы так и не побывали.
Я обогнала еще несколько сварившихся заживо тел. Неужели у меня есть шанс?

Защитный костюм начал плавится, словно полиэтилен под пламенем свечи. Интересно, кто-нибудь бежал
когда-нибудь с такой скоростью? Надо будет рассказать Исе про его «пятьдесят километров в час».
А вот и ангар! Совсем близко, всего в десяти метрах. Спрятался за грядой темно-коричневых гор. Там питье и темнота, моя любимая темнота, в которой так приятно бегать.
Я — ядро кометы. Кометы, что падает на землю, раскаляясь до невероятных температур.

Мой костюм почти расплавился, а вместо кислорода я вдыхаю чистый кипяток.
Что они делают?! Зачем закрывают ворота прямо перед моим носом?!
Я вижу как улыбается тот с угревой сыпью. Его нос поджарился до черной корочки, и хоть это немного радует.
Бум! Дверь ангара опустилась передо мной словно гильотина. С размаху я врезалась в нее, но мгновенно отскочила — настолько она была раскаленная.

От отчаяния я упала на колени, поднимая в воздух столп красной пыли. Значит, я все-таки подохну в этой пустыне! Надо же было так по-глупому вляпаться!
Кислород в маске заканчивается и я без сожаления стаскиваю ее с лица. Кидаю в пыль. Теперь я дышу воздухом, впервые в жизни я дышу атмосферным воздухом!
Он раскаленный и дерет глотку, но на десять вдохов меня точно хватит.

Десять…
Что он там говорил — абсолютная свобода?
Нет, свобода — это бежать в потоке среди людей, мерцающих словно морские обитатели в пучине океана.
Девять…
Я снимаю солнцезащитные очки, и мои глаза слепнут даже под веками.
Восемь…
Интересно, солнце стоит того, чтобы взглянуть на него хотя бы перед концом?
Семь…

Темная тень падает на мое лицо. Обожженными ушами я слышу гул трака.
— Не открывай, иначе ослепнешь, — говорит голос над моим ухом.

Кто-то затаскивает меня в кабину. Прохладно. Даже не так — холодно.
На мои глаза опускается солнцезащитный шлем.
— Как тебе удалось продержаться так долго? — неожиданно для самой себя спрашиваю я. Спрашиваю человека по имени Атом.
— Просто я люблю бегать, — отвечает он.
На полном ходу трак врезается в ворота ангара, сминая их, словно фольгу.
Кажется под колеса угодила чья-то черепушка. Судя по всему, того угреватого.
«Просто я люблю бегать» — в моей голове отзываются эхом его слова.
А я? Я люблю бегать?
Пожалуй, это единственное, что я люблю больше всего на свете.

***

Я просыпаюсь в темноте старого ангара. Мое лицо обильно полито водой, волосы мокрые. Я чувствую себя довольно сносно за исключением боли в каждой клеточке тела. Она говорит мне, что я еще жива.
Возле меня стоит темная тень. Я узнаю в ней Атома.

— Сколько еще выжило? — спрашиваю я.
— Двое. Я и ты, — отвечает он.
«Закончилось. Все наконец-то закончилось», — я закрываю глаза, произнося последнюю фразу вслух.
— Ошибаешься, Белый Кролик. Игра только начинается.

© Geektimes